Марат Бабаев
Автор:
Марат Бабаев
30 августа 2019

Предпринимательство — это врожденное качество или его можно развить

Дебаты на тему природы предпринимательских умений не утихают на протяжении всего времени существования капитализма. Являются ли подобные качества, которым можно обучиться, академической категорией, или умение заниматься бизнесом закладывается на генетическом уровне, так же как и поэтический талант или композиторский? Этому вопросу можно было бы присвоить статус «‎риторический» и оставить на умозрение теоретиков, тогда как остальным дать возможность строить свой бизнес без саморефлексии: «‎дано мне это или не дано». Но тут на авангард выходят титулованные миллиардеры типа Сергея Галицкого или Олега Тинькова, которые практически в каждом своем интервью заявляют о природной составляющей такого навыка, как предпринимательство. Впрочем, эту позицию разделяют не только успешные бизнесмены, но и представители академических кругов, приписывая предпринимательский дар лишь маленькой части населения. Другие же отстаивают позитивистскую идею о том, что хорошим бизнесменом стать можно в процессе соответствующего обучения и практики. Hussle решил разобраться в этом вопросе, учтя не только аргументы обеих сторон, но и определенные исторические предпосылки сложившейся дискуссии.

Рассвет новой эпохи

На данный момент бизнес-образование в основном сводится к обучению лидерским качествам. Например, международная школа INSEAD утверждает, что ее программа развивает у учеников умение организовывать людей вокруг единых бизнес-целей. Тогда как их конкурент IE Business School стремится в своем обучении сформировать «‎лидеров, способствующих новым идеям и инновациям». Подходы у обоих учебных заведений разные, но суть одна: научить будущих предпринимателей созиданию.

Но не всегда образование в области бизнеса было сосредоточено на лидерстве. На протяжении большей части 20 века фундаментальным направлением предпринимательского обучения оставался менеджмент. А это уже совсем другая категория. Разница между лидером и управляющим лежит не только в плоскости морфологии. Менеджер — это наемный рабочий, чей интерес к успеху предприятия исчерпывается перечнем номенклатурно прописанных обязанностей. Его слушают, потому что так положено по уставу. Тогда как лидер — человек, способный вдохновлять, а его авторитет зарабатывается фактическими достижениями.

Гегемония менеджеров в кадровой иерархии бизнеса продолжалась вплоть до 70-х годов, пока мир не столкнулся с последствиями затянувшейся рецессии. В последней обвинили управленческую элиту, а слово «‎менеджер» было окончательно обрамлено в негативный контекст, став синонимом чего-то бесполезного. Впрочем, такого мнения многие придерживаются и до сих пор. Сдвиг к лидерству в международной системе образования начался в 1977 году. В этот же период профессор Гарвардской школы бизнеса Авраам Залезник опубликовал статью «Менеджеры и лидеры: в чем их различие?», где препарировал компетенцию лидера и поставил в основу его способностей умение мотивировать людей и вести их к корпоративному успеху.

В конце 70-х годов изменилось и отношению к нравственному образу предпринимателя, что также не могло не оказать положительного эффекта на систему бизнес-образования. Предпринимателей стали в меньшей степени воспринимать как алчных эксплуататоров, в большей — как создателей рабочих мест и новаторов. Эта тенденция во многом обязана перераспределению секторов экономики в пользу инноваций. В последней четверти 20 века стало очевидно: технологические инвестиции ведут к большей суверенности экономики, чем нефтедобыча.

Можно ли научиться лидерству

Из предыдущего пункта стало ясно, что предпринимательские навыки предваряются лидерскими качествами. Но это не отменяет вопроса: а можно ли научиться последним? Профессор Массачусетского технологического института Джон ван Маанен отвечает на него расплывчатой формулировкой. Согласно его идее, бизнес-школы могут научить человека осознавать этические дилеммы в управлении предприятием. Но думать, что можно научить кого-то вести за собой людей, «‎идеологически бессмысленно». Теорию Маанена частично опровергает исследование «‎Развиваемые и генетические детерминанты лидерских качеств среди женщин», согласно которому врожденными лидерскими качествами обладают лишь 30% людей, тогда как остальные приобретают их в ходе практических обстоятельств. Дополняет эту теорию вывод другого исследования, опубликованного Юниверсити Колледжем Лондона в 2013 году. В нем сказано, что лидерство если и имеет наследственную природу, то лишь отчасти.

От лидерства к предпринимательству

Аналогичный спор касается и предпринимательства. С одной стороны — приверженцы идеи о том, что истинными предпринимателями рождаются, а не становятся. Строение мозга этих людей по умолчанию исключает вероятность их работы по найму. С другой — те, кто считает, что человека можно обучить общим принципам ведения бизнеса, которые помогут ему справиться с проблемами, типичными для предпринимателя. И тут дискуссия выходит за рамки этимологических суждений.

Например, сторонники «‎врожденности» бизнес-навыков не умаляют значение образования как такового. Безусловно, научить человека предугадывать риски или распределять ресурсы можно. Но предприниматель на своем профессиональном пути сталкивается с ситуациями, решение которых предполагает наличие определенных качеств. И вот эти качества, по мнению защитников имманентной теории, закладываются в человека еще при его рождении. Более того, некоторые из них считают, что образование порой способно привести и к обратному эффекту. Так, например, академический подход учит избегать рисков и оценивать ситуацию сквозь призму аналитики. В широком смысле это разумно: бизнес — это деньги, деньги — это цифры, а цифры требуют точности. Но в то же время многие удачные решения достигаются умением идти на риск, совершать действия, которые другие совершить не решились. И вот здесь научный флегматизм уступает место иррациональным предпосылкам, сводя предпринимательскую предрасположенность к типу темперамента.

В то же время приверженцы «‎обучаемости» бизнеса выдвигают встречный аргумент. По их мнению, все рассуждения о предпринимательстве как о врожденном таланте лежат в плоскости примитивной оценки бизнеса как отрасли. Современная система образования учит людей развивать предприятия в контексте технологических трендов. Такие специалисты реже попадают в ловушки традиционалистских подходов, предполагающих принятие решения интуитивным путем. Бизнес за последние десятилетия сильно изменился. Как и само общество. Находясь в сильной интеграции друг с другом, технологии и социум породили новую парадигму мышления, в которой знания и бизнес стали взаимодополняющими категориями. И речь идет не только об инструментах производства, но и об управлении персоналом. Так, исследователи из Гарвардского университета обнаружили, что 2/3 современных стартапов терпят неудачу из-за некомпетентности своих основателей именно в области управления. И по мнению ученых, предпринимательское образование способно помочь преодолеть подобные проблемы.

Но есть и третья сторона, которая выдвигает наиболее компромиссную версию. Само по себе бизнес-образование не способно наделить человека предпринимательским талантом. При этом оно снабжает его пластом необходимых знаний, без которых ведение бизнеса невозможно: бухгалтерия, маркетинг, IT. Если допустить важность генетического кода в формировании предпринимательских навыков, то следует признать и то, что одного его недостаточно для построения успешной компании. Сопутствующие этому знания необходимы в любом случае, а как вы их получите — в университете или на практике — это уже другой вопрос. Данную мысль подтверждают и слова Брайана Моргана, профессора Кардиффского университета в Великобритании: «‎В целом 40% предпринимательского таланта человека обязано его ДНК, но 60% — это приобретенный опыт, который формируется в устойчивой среде бизнеса».

Правда ли, что предприниматели умнее большинства других людей