Константин Волков
Автор:
Константин Волков
23 апреля 2020

Цена на нефть ушла в минус. Как такое возможно?

«Это операция «Буря в пустыне», 11 сентября и ураган «Катрина» вместе взятые», — так президент энергетической консалтинговой компании Schork Group Ink Стивен Щорк описывает последствия падения цен на нефть, которое продолжается с начала марта текущего года. СМИ ежедневно ведут хронику на тему того, когда последний раз сырье так дешево стоило. Например, текущая цена российской нефти марки Urals ($9,5 за баррель) соответствует показателям декабря 1998 года. Громом среди ясного неба стало резкое снижение стоимости нефти марки WTI, которое во время торгов 21 апреля достигло минус $40 за баррель. И хотя аналитики отмечают, что речь идет только об исполнении одного контракта, этот обвал может оказать серьезное психологическое воздействие на весь рынок. В этой статье мы собрали основные причины падения стоимости сырья, а также привели прогнозы экспертов относительно ближайшего будущего.

Основные причины падения цен на нефть

Мировые цены на нефть рухнули 9 марта после того, как два крупнейших производителя сырья — Россия и Саудовская Аравия, члены ОПЕК, — не смогли договориться о снижении добычи, что позволило бы поддерживать на рынке баланс спроса и предложения. Российские чиновники посчитали, что новые условия укрепят позиции компаний США, добывающих сланцевую нефть и представляющих конкурентную угрозу. По этой причине наша страна отказалась от сделки и вышла из переговоров в ожидании нового, более выгодного предложения от ОПЕК.

Ответом саудитов стало увеличение добычи и снижение стоимости нефти на максимальную за последние 20 лет величину, в результате чего цена марки Brent упала на 30% — до $31 за баррель. По мнению аналитиков, на этот шаг Саудовская Аравия пошла для того, чтобы продемонстрировать свою экономическую мощь и принудить российскую сторону вернуться к переговорам. Королевство даже не смущал тот факт, что обвал стоимости сырья негативно сказался и на союзниках по ОПЕК.

Старший аналитик по финансовым рынкам Райффайзенбанка Денис Порывай отмечает, что мир столкнулся с очередной войной цен на рынке нефти. Причем этот конфликт мог оказаться менее болезненным, если бы не пандемия коронавируса, которая в значительной степени ухудшила ситуацию.

Из-за введения во многих странах карантинного режима, закрытия границ и сокращения рынка труда произошла трансформация глобального спроса. Снижение потребительской активности привело к тому, что предприятия металлургической и автомобильной промышленности, строительной сферы, авиакомпании, а также представители других секторов экономики стали нуждаться в меньшем количестве нефтепродуктов. «Люди попросту перестали ездить на автомобилях и летать на самолетах, предпочитая оставаться дома. Крупные концерны приостановили работу и избавились от части сотрудников. Все эти изменения привели к тому, что нефть потеряла свою ценность», — отмечает Порывай. По его словам, даже после снятия карантина в некоторых отраслях (авиа, дорожные и морские перевозки, производство бензина) в течение полугода может наблюдаться двойное сокращение спроса на сырье.

Почему обвалилась нефть марки WTI

Многие аналитики называют историческим 300-процентный обвал американской нефти WTI, чья стоимость в моменте достигала минус $40 за баррель. Со стороны ситуация выглядит экстраординарной, однако у нее есть логическое объяснение. Как отмечает директор группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков, в рыночных торгах участвуют фьючерсные контракты, подразумевающие будущие поставки нефти: например, соглашение заключается в январе с поставками на апрель. Чаще всего покупателями таких контрактов являются спекулянты, старающиеся их впоследствии выгодно перепродать. Однако на этот раз игрокам до истечения срока документа не удавалось найти клиента, что грозило им физической поставкой нефти. «Ситуация усугублялась тем, что у спекулянтов не было свободных резервуаров для хранения сырья», — отмечает Танурков. По этой причине игроки стали сбивать цену на контракт в надежде, что его хоть кто-нибудь приобретет. Отрицательная стоимость марки WTI, по мнению топ-менеджера, говорит о том, что спекулянты сами готовы были заплатить, лишь бы предотвратить поставки сырья.

Главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович считает, что «минусовая» цена является результатом беспрецедентной спекуляции, которая заставляет задуматься о механизме ценообразования и влиянии на этот процесс многочисленных факторов. При этом данный феномен не отражает настоящую стоимость сырья, включающую в себя издержки на исследования, добычу, оплату труда нефтяников и рабочих. По мнению аналитика, сбой мог произойти в условиях бесконечной цепочки отложенных поставок, вызванных карантином и перегруженностью хранилищ.

Биржевой эксперт Алексей Калмыков отмечает, что в любой другой ситуации спекулянты могли бы получить нефть, переработать ее и продать. Однако в сложившихся условиях, когда спрос на сырье резко упал, такой вариант развития событий невозможен. По этой причине игроки стараются как можно быстрее избавиться от контрактов. Кроме того, положение усугубляется из-за недостатка резервуаров: на текущий момент нефтехранилища на планете заполнены примерно на 75%. Оставшейся четверти, отмечает Калмыков, с учетом объемов добычи сырья может хватить максимум на полтора месяца. Хранилища быстро заполняются на суше и на море, а спрос на них среди энергетических компаний вырос на 200%. В ближайшее время на якорь могут встать более 250 загруженных под завязку супертанкеров, которым придется ждать окончания карантина и повышения спроса на нефть.

Прогнозы на будущее

По словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, на обвал цены марки WTI не стоит обращать внимание, поскольку эта ситуация связана с разовыми спекулятивными действиями и не отражает реальную стоимость сырья. Аналогичной позиции придерживается большинство аналитиков, для которых большую тревогу вызывают стоимость марок Brent и Urals. По их мнению, определенный оптимизм внушает тот факт, что Россия и Саудовская Аравия вернулись за стол переговоров: по итогам сделки ОПЕК+ наша страна с 1 мая обязана сократить добычу нефти с 10,4 до 8,5 млн баррелей в сутки. Однако этих мер может быть недостаточно для предотвращения падения стоимости сырья.

По мнению эксперта Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Екатерины Грушевенко, на текущий момент предложение превышает спрос примерно на 30 млн баррелей в день. Это означает, что к июню все хранилища будут заняты, и мы окажемся на пороге катастрофической ситуации.

Новая сделка ОПЕК+ позволит отсрочить этот момент максимум на 2-3 месяца. Если за этот период страны снимут карантинный режим и в мире возрастет спрос на нефть, то, по словам Грушевенко, мы сможем избежать серьезных последствий. С позицией эксперта согласен старший директор рейтингового агентства Fitch Ratings Дмитрий Маринченко: он считает, что выход государств из самоизоляции позволит постепенно восстановить рынок. В противном случае марки Brent и Urals будут стоить не более $10 за баррель, а в критической ситуации их стоимость может снизиться еще вдвое. Василий Танурков надеется на скорое снятие карантина и снижение добычи, на которое должны пойти Саудовская Аравия и американский Техас. По его мнению, если эти два фактора будут соблюдены, то к концу года марка Brent может восстановиться до $40-45 за баррель.

Стоит ли сейчас покупать доллар? А евро?