Константин Волков
Автор:
Константин Волков
30 января 2020

Счастье, грусть, обжорство: как сотрудники переносят последние дни на работе

Вам объявили об увольнении либо вы подали соответствующее заявление директору — в обоих случаях вас ждут положенные по Трудовому кодексу две недели отработки. Порой за этот период с работником и его офисным окружением происходят значительные перемены. Оставшиеся 14 дней позволяют по-новому взглянуть на себя, свою должность, руководителя и коллег. О своем опыте двухнедельной отработки нам рассказали бывшие сотрудники различных компаний.

«Мне выплатили пять окладов, чтобы я не возмущалась»

Анна Оганесян, бывший сотрудник крупной международной компании

О своем увольнении я узнала за четыре месяца до этого события. Руководитель заявила, что моя позиция в компании ликвидируется через 120 дней. За этот период я прошла несколько стадий: сначала отрицала происходящее, затем злилась на начальницу, после — свыклась с происходящим и почувствовала большую грусть. Иногда ко мне закрадывалась мысль: если я великолепно проявлю себя, то меня обязательно оставят. Я с энтузиазмом приступала к работе, но вскоре мои руки опускались от безысходности. В последний рабочий день начальница объявила, что компания готова выплатить мне пять окладов, лишь бы я не поднимала волну возмущения из-за своего увольнения. Я рассчитывала на одну, максимум — две зарплаты, а тут сразу пять! Спустя полгода я все еще жалею о расставании с этой работой. Но благодаря щедрой корпоративной политике компании мне удалось безболезненно пережить период поиска нового места.

«Написав заявление об увольнении, я полюбил свою работу»

Сергей Светлук, бывший менеджер рекламного агентства

Это была моя первая работа с постоянной занятостью, и она давалась мне с большим трудом. Когда мое внутреннее напряжение стало невыносимым, я сразу же написал заявление об увольнении. Директор попытался меня отговорить, но я был непреклонен. И вот что интересно: следующие две недели я чувствовал себя прекрасно. Если раньше я страдал от каждого своего промаха и боялся жесткой реакции начальства, то после подачи заявления стал относиться ко всему намного проще. Я все так же ответственно выполнял все поручения, но с большим удовольствием шел в офис по утрам. Однажды я подумал: раз все так изменилось, может быть, мне остаться? Но вскоре попал под разнос на планерке и понял: я поступил правильно.

«Вместо двух недель пришлось отработать четыре»

Ольга Андреева, бывший дизайнер корпоративного издания

Мои две недели отработки в итоге превратились в четыре. Вот как это было. Я работала в штате корпоративного издания, но не была официально оформлена. После подачи заявления на увольнение услышала, что мне нужно отработать положенные две недели. Я по своей доброте согласилась, хотя могла уйти в ту же секунду, и с нетерпением дожидалась последнего дня пребывания в офисе. Однако за пару дней до моей «финишной черты» мой руководитель заявил: мы всех переводим на официальное оформление, и ты не исключение. Ничего не подозревая, я дала добро. После того, как мне вручили трудовую книжку, начальник сказал, что теперь меня уволят уже в рамках трудового кодекса, а значит, надо остаться еще на две недели. После этой истории я сделала вывод: если есть возможность уйти сразу — надо моментально покидать опостылевшую работу.

«Эти две недели были теплыми и душевными»

Матвей Стоянов, бывший сотрудник розничной продуктовой сети

Это было самое приятное увольнение в моей жизни. Когда мои коллеги узнали о том, что директор решил от меня избавиться, они всем коллективом встретились с ним и попросили его изменить решение. Потом даже составили петицию на Change.org, которую подписали около 10 человек. Все эти две недели коллеги подбрасывали мне идеи, что нужно сделать, чтобы я ярко проявил себя и сохранил рабочее место. А в последние дни завалили меня вакансиями: искали их на сайтах и узнавали у друзей, какие компании находятся в поиске хороших сотрудников. Я сожалел, что меня увольняют, но эти две недели были наполнены таким теплом и душевностью, что мне хочется поблагодарить директора за его решение.

«Я злился и воровал продукты у своих коллег»

Валерий, бывший сотрудник PR-агентства

Основное чувство, которое я испытывал все две недели, — это злость. Я считал, что меня уволили незаслуженно, потому что буквально убивался на этой работе. Мне потребовалась моральная компенсация: я стал тащить из офиса канцелярские принадлежности, бумагу, картриджи для принтера, унес ящик с инструментами и несколько фигурок для настольного футбола. Кроме того, стал тайком есть обеды своих коллег — не целиком, а по чуть-чуть, чтобы они не замечали. Хотя никто из них не был виновен в моем увольнении. Еще я многократно жаловался на аккаунт своего директора в ВК, после чего его на пару дней прикрыли. Это было круто, ведь он там вел часть деловой переписки. Я не жалею о своих поступках, которые кто-то может назвать мелкими и гадкими. Меня настолько распирала агрессия, что я бы взорвался от нее, если бы не выпускал пар подобным образом.

«Я просто забил на работу»

Александр Стекольников, бывший сотрудник интернет-издания

Узнав об увольнении, я поступил как и миллионы россиян: забил на работу. За оставшиеся 10 рабочих дней я появился в офисе от силы 3-4 раза. Все остальное время я «болел», «возил кошку к ветеринару», «сидел в травмпункте из-за вывиха ноги», и было еще что-то «по семейным обстоятельствам». Мой главред отнесся к этому спокойно, а перед прощанием поинтересовался, как здоровье моей кошки. Я спросил: «Какой кошки?» Он усмехнулся и вернулся к своим делам. А я подумал, что в следующий раз надо тщательнее прорабатывать свои легенды и не забывать их.

Предчувствуя увольнение: 7 признаков того, что от вас хотят избавиться