Марат Бабаев
Автор:
Марат Бабаев
15 января 2020

Пиратский рынок в России: почему интернет-пользователи предпочитают нелегальный контент

Россия занимает вторую строчку в рейтинге стран по уровню потребления пиратского контента в интернете, уступая по этому показателю только США. Такие данные предоставил «Коммерсантъ», ссылаясь на отчет британской компании Muso. Так, только в 2017 году было зафиксировано 20,5 млрд посещений пиратских сайтов, что более чем на 6 млрд превысило показатель предыдущего года. По словам Министра культуры РФ Владимира Мединского, пиратская продукция лишает российскую экономику от 40 до 70 млрд рублей ежегодно.

Главной причиной, по которой отечественные интернет-пользователи потребляют нелегальный контент, является его высокая цена. Об этом заявили 75% опрошенных в ходе исследования международной антивирусной компании ESET. 34% респондентов в числе прочих причин указали ограниченность предложения легальных продуктов, а 16% сослались на неудобство системы оплаты. Каждый четвертый российский интернет-пользователь не готов платить за лицензионный контент в силу собственных убеждений. Всего же услугами пиратских сервисов пользуется подавляющее число наших сограждан — 91%.

Мировая тенденция

Помимо России и США, в первую пятерку стран-лидеров по потреблению нелегального контента входят Индия, Бразилия и Турция. Умеренные темпы экономического развития каждого из представленных государств (кроме Америки) указывают на некоторые объединяющие предпосылки сложившейся тенденции. В частности, как пишет «Деловой Петербург», появление пиратского рынка в этих странах опередило по срокам создание соответствующей законодательной базы. Это создало ситуацию, при которой государственные методы противодействия пиратству находятся на перманентной стадии отставания.

Ситуацию усугубляет и относительно невысокий уровень жизни в развивающихся странах. При этом доминирующее положение крупных медиакомпаний, предоставляющих онлайн-услуги, не позволяет появиться на рынке местным игрокам, которые смогли бы адаптировать стоимость лицензионного контента под доходы населения. Это систематизирует привычку пользоваться пиратской продукцией, постепенно сводя на нет этическую табуированность данного действия.

Запретительные меры в России

Осенью 2018 года в разговоре с президентом Владимиром Путиным глава Роскомнадзора Александр Жаров заявил о блокировке в рунете всех наиболее крупных платформ, распространяющих пиратский контент. Тем не менее каждый российский пользователь сети может на своем опыте убедиться в обратном: пиратские сайты по-прежнему существуют в большом количестве и с колоссальным объемом данных. При этом определенные изменения на медиарынке все же наблюдаются.

Активная фаза противостояния нелегальному контенту в России началась в 2013 году, когда в силу вступил «антипиратский» закон. Он позволял блокировать доступ к сайтам, на страницах которых содержались нелицензированные копии фильмов и телевизионных передач. В 2015 году к этому списку добавились музыка, книги и софт.

С более радикальным предложением для защиты авторских прав тремя годами позже выступило Министерство культуры. Новый законопроект, представленный ведомством, предполагал блокировку пиратских сайтов без решения суда. Согласно ему, при отсутствии ответственного за размещение нелегального контента на сайте, наказание будут нести провайдеры хостинга.

Документ был встречен критикой со стороны Минэкономразвития, и в марте 2019 года появилась его дополненная версия. Но даже с учетом внесенных поправок эксперты не верят, что данный законопроект способен полностью устранить проблему с пиратством в стране.

Лояльность к лицензии

Совет по исследованиям в области общественных наук пришел к выводу, что борьба с пиратством в развивающихся странах путем ввода запретов может не привести к ожидаемому результату. Алекс Кент, сотрудник отдела маркетинга в Viaccess-Orca, рассматривает несколько вариантов противодействия нелегальному контенту, включающие как изменения на уровне законодательства каждой отдельной страны, так и совершенствование текущей политики распространения продукта.

Одним из наиболее эффективных способов борьбы с пиратством Кент называет повышение стимула пользователей покупать лицензию. Самый очевидный способ добиться этого: снизить цену за контент.

Площадки идут навстречу данной стратегии, предлагая широкий диапазон услуг за относительно небольшие деньги. Так, например, максимальная цена подписки на Netflix составляет $12,99 в месяц, что является невысокой платой для жителей целого ряда государств. В России крупные платформы также способствуют правомерному потреблению через ценовую доступность: стоимость месячной подписки Google Music на сегодняшний день не превышает 200 рублей, а доступ к содержимому онлайн-кинотетатра Ivi.ru обходится пользователю до 399 рублей в месяц.

Низкая цена за контент не только повышает лояльность аудитории к лицензионному продукту, но и трансформируют культуру потребления в целом. Если раньше бесплатный доступ к услугам большинством пользователей воспринимался как само собой разумеющееся, то сегодня в этом направлении наблюдается некоторая осмысленность. Ограничительные меры, вводимые крупными сервисами, синхронизируемые с удешевлением предлагаемых им услуг, вынудили людей поверить: лицензия доступна, надежна и качественна.

В свою очередь стоит признать, что именно отраслевая активность пиратов инициировала политику правообладателей делать свой продукт доступным. Официальным дистрибьюторам стало ясно: бороться с нелегальным контентом силовым методом менее эффективно, чем просто усовершенствовать свои услуги. Вместо того, чтобы тратить деньги на судебные тяжбы и разработку законопроектов, лучше направить эти средства на развитие конкурентных технологий.

В этом смысле показательная история, которая разворачивалась более десяти лет назад, когда рынок медиа был перенасыщен контрафактными DVD и CD носителями. Проблема с нелегальным контентом в то время была еще более актуальна, чем сейчас, и у этого есть объяснимые предпосылки. Зачастую качество на пиратских дисках оказывалась не хуже (а иногда и лучше), чем на лицензионных копиях. При этом цена последних была намного выше. Силовые методы противодействия контрафакту срабатывали точечно, а саму систему преломить так и не удалось. В итоге пиратские диски исчезли в силу естественного снижения спроса и появления высокоскоростного интернета.

Именно интернет и его доступность стали причиной изменения потребительских трендов в области медиа. По большому счету влияние пиратов сходит на нет хотя бы потому, что авторы предпочитают сами выкладывать свой продукт для общественного доступа. Популяризация соцсетей, YouTube и прочих онлайн-площадок стали исчерпывающим инструментом продвижения артиста. Вместо того, чтобы размещать свой контент на платных сервисах и довольствоваться тысячами просмотров или прослушиваний, тот же YouTube способен принести ему миллионную аудиторию. Финансовые издержки в этом случае могут окупиться широкой известностью и рекламными интеграциями.