Марат Бабаев
Автор:
Марат Бабаев
6 октября 2020

Бывший продавец книг рассказывает, что ждет рынок печатных изданий в будущем

Будущее книжных магазинов уже давно кажется мрачным и неопределенным. Пандемия усилила это ощущение еще больше. Для Егора Самойлова, который на протяжении почти 20 лет владел и управлял небольшим книжным магазином в одном из спальных районов Санкт-Петербурга, последние годы оказались особенно тяжелыми. Предприниматель рассказал нам, с какими трудностями столкнулся во время пандемии и что, по его мнению, ждет книжный рынок в будущем.

Сопротивление «цифры»

«Многим книготорговцам, таким как я, пришлось закрыть магазины хотя бы потому, что мы не могли больше платить за аренду, — делится Самойлов. — И, к сожалению, никакая любовь к книгам не способна устранить эту проблему. Тем не менее любой, кто имеет опыт продаж, скажет вам, что торговля — это отчасти история выживания, которой всегда были не чужды падения во времена экономических кризисов».

Но независимые книжные магазины в последние годы ведут борьбу не только с рецессиями. В противовес им выступают монополии книжных сетей, платформы электронной коммерции и, разумеется, цифровое пиратство. Эти факторы сильно ослабили позиции необразовательной и непрофессиональной литературы на рынке. «Все большую долю оборота книжных магазинов составляют учебники и различные пособия, — говорит Егор. — То есть товары, имеющие прикладное назначение. Поэтому многие точки диверсифицируют ассортимент, вводя в него канцелярские товары, игрушки, настольные игры и прочее».

И несмотря на попытки книжных магазинов привлекать больше клиентов, на текущий момент мы являемся очевидцами обратного. Приобретателей печатных изданий становится все меньше, а продолжающаяся пандемия грозит окончательно заблокировать вход в книжные магазины. Многие предприниматели пытаются решить данную проблему, предлагая клиентам доставку товара на дом. Но даже эта тенденция, обусловленная эпидемиологическим контекстом и носящая временный характер, не решает главную проблему: бумажные книги стали покупать меньше.

Книжный магазин Петербурга продает товар с лопаты

Особенности выбора

«Находясь в изоляции, я удивился, насколько полезными могут быть книги в условиях пандемии. Помимо своей просветительской функции, они имеют скрытый механизм, обеспечивающий социальное дистанцирование. Читаете ли вы ради развлечения или в образовательных целях — любой из этих процессов удается лучше, когда человек представлен сам себе», — утверждает Самойлов. Риск для себя и окружающих, по мнению предпринимателя, начинается тогда, когда вы посещаете магазин в поисках новой книги. И здесь на поверхность всплывает вопрос: с какой целью человек вообще покупает книгу?

Если вы читатель, который делает выбор только на основе рекомендаций, слухов и обзоров, то запрет на посещение магазинов не особо повлияет на вас. Вы всегда сможете найти нужную книгу в интернете

— говорит Самойлов.

Обратная ситуация, по мнению предпринимателя, складывается для людей, которые не ищут конкретную книгу. Для них важен сам процесс выбора, изучения содержимого полок с именами авторов и обложками изданий. Именно таких покупателей и может беспокоить судьба книжных магазинов, считает Егор.

При этом Самойлов отмечает, что из-за страха посещать торговые точки многие читатели стали более лояльны к электронным и аудиокнигам, которые доступны в интернете. Это, несомненно, приведет их к столкновению с пиратством. И хотя незаконные копии существовали в сети всегда, но в основном это ограничивалось классикой и несколькими бестселлерами. Однако сейчас пиратский рынок настолько обширен, считает предприниматель, что его ассортимента достаточно для того, чтобы отбить у людей желание посещать книжные магазины.

Неувядающий формат

Многие представители отрасли опасаются, что книжный рынок может пойти по тому же пути, что и музыкальный, где произошла тотальная оцифровка контента, фактически уничтожившая компакт-диски и пластинки. И подобно тому, как некоторые коллекционеры скупают оригинальные рукописи, в перспективе к таковым товарам уникального потребления может присоединиться и печатная книга.

«У книг, конечно, есть одно большое преимущество перед компакт-дисками, — говорит Самойлов. — Люди часто покупают их не только для чтения. Одни коллекционируют книги независимо от формата, другие собирают только первые издания или копии, подписанные авторами. Кроме того, книги нередко используются для оформления интерьеров и помогают людям сохранить интеллигентский статус: обратите внимание на множество современных видеоинтервью и вы обнаружите, как часто спикеры предпочитают вести трансляцию на фоне книжного шкафа».

В то же время Самойлов напоминает, что у книготорговцев есть и другие заботы кроме падения спроса на печатные издания. В частности, речь идет об удорожании товара, цена на который складывается не только из стоимости физического носителя, но и затрат на логистику и аренду помещения. И это на фоне ценовой гибкости интернет-магазинов и их бесконечных акционных предложений.

Тем не менее ту символическую роль, которую играют печатные книги в жизни людей, Егор в очередной раз увидел во время закрытия своего бизнеса. «Это стало прекрасной возможностью встретиться и пообщаться с бывшими клиентами, которые пришли отдать свое последнее почтение магазину, — рассказывает предприниматель. — Было приятно обнаружить, как многие из них с теплотой вспоминают то время, когда они покупали у меня книги. Некоторые признались в ностальгии, которую испытали, увидев знакомые ряды со старыми именами авторов».

Сегодня, обнаруживая закрытым любимый книжный магазин, отмечает Самойлов, возникает ощущение уходящей традиции. И хотя эмоциональная связь важна, но ее оказывается недостаточно, чтобы предотвратить тектонические сдвиги на рынке. Соответственно, сохранятся книжные магазины в том виде, в котором они были раньше, или нет, зависит от того, насколько действительно мы этого хотим.

Раввину грозит тюрьма из-за невозврата книг из библиотеки